Психологические игры для детей


одни игра лошадки

2017-09-21 06:57 Тематическое планирование на неделю по теме Народная игрушка все возрастные группы Рекомендуем также Подвижная игра для детей 3 4 лет Поезд Картотека подвижных игр для




Дальний Восток и Севастополь стали окончательными победителями конкурса, устроенного Банком России. Они появятся на новых купюрах достоинством 200 и две тысячи рублей. Скоро дизайны новых купюр появятся на официальном сайте Банка России. Там же можно будет скачать и версию для печати.


Женщины произошли от других обезьян!






Земля - планета контрастов. Пока ты ходишь в соболях, Мнешь баксы и гнешь пальцы, Горбят на рисовых полях Голодные китайцы. Ты пьешь текиллу в ресторане, Вокруг красавицы шуршат, А в Африке, в далекой Гане, Понос у бедных негритят.


Тот, кто когда-нибудь пробовал самогон, настоянный на куринном помете, подтвердит правдивость этой истории. Остальные слушайте... Было это в далекие застойные годы, когда колхозники помогали студентам и прочему мобилизованному люду убирать урожай. В то время я и мой друг Микола, новоиспеченные лейтенантики из летного училища, служили в прославленном N-ском многоорденоносном авиаполку. Вызывает нас как-то замполит и говорит, что родина решила послать нас на ответственное боевое задание - распылять дуст над бескрайними алтайскими полями. Тем более, как следует из наших дипломов, материальную часть - самолет АН-2 («кукурузник») - мы знаем на «отлично». Не могу сказать, что это задание вызвало у нас большое воодушевление, но с начальством не спорят, и вскорости мы оказались на новом месте прохождения службы. Молодость и жизнелюбие помогли нам быстро справиться с унылостью окружающей обстановки и за считанные дни мы выработали новый уклад жизни. Полеты начинались в 8 часов утра. Жили мы в каком-то колхозном бараке и аэродром был в километрах пяти от нас. Вставали мы часов в 6 и неспеша добирались до аэродрома пешком. На нашу радость путь наш пролегал через деревню Козловку, в которой мы буквально на следующий день нашли добросердечную бабку Матрену, выдававшей нам за полтиничек два - чистых как слеза и полных по самое некуда - стакана самогона. Уютно расположившись на васильковом поле, под ласковыми лучами еще незнойного солнца, мы неспеша выпивали наш самогон и заедали хрустящими солеными огурчиками, которые бабка Матрена по своей душевной доброте выдавала нам совершенно бесплатно. И жизнь после этого не казалась нам такой уж хмурой. Так продолжалось почти месяц. Но однажды, к своему большому удивлению, мы не застали Матрену дома - она уехала в райцентр за пенсией. Наши организмы, привыкшие за месяц к определенному порядку, требовали своего. Мы пошли по домам искать замену и скоро нашли ее. Одна из соседок Матрены вынесла нам два стакана, наполненных жидкостью, от которых шибанул такой дух, что я чуть не блеванул тут же на огороде. - Ты чего, бабка, отравить нас хочешь? -заорал я на нее. - Да вы что, сыночки, - стала оправдываться бабка, - вы только попробуйте, это же не простой самогон, а на куринном помете. Это ж лечебное средство, по старинному алтайскому рецепту, всю заразу из вас в миг повыгонит. Я не большой, конечно, специлист в бродильных технологиях, но из бабкиных слов выяснилось, что на определенной стадии перегонки брагу заливают в специальную бочку, имеющую две стенки. А объем между стенками полностью заполняют куринным пометом. Уж не знаю, какие при этом действуют химические процессы, всякая там абсорбция и прочее, но бабка уверяла, что более чистого самогона в мире не существует. - Как же пить эту гадость? - не успокаивался я. - Да так и пейте, заткинете нос пальцами и быстро глотайте. Выбирать было не из чего, наше время уже подпирало - мы взяли у бабки самогон и двинулись на присиженное место, неся стаканы на вытянутых руках, отвернув носы в сторону. По команде, предварительно дружно выдохнув, мы опрокинули стаканы. Последнее, что я помню, это Миколу с широко выпученными глазами, держащими в руках пустой стакан. Как он опускал его на землю, я уже не видел. ... Проснулся я оттого, что знойное алтайское солнце немилостиво било мне прямо в глаза. Хотя мысли в голове вращались с непреодолимым трудом, я сумел заметить, что солнце стоит прямо в зените - время перевалило за полдень. В ужасе вскочив, я принялся трясти Миколу: - Микола, вставай, проспали к едреной матери, полеты давно начались! Судорожно похватав вещи, мы бегом кинулись на аэродром, с ужасом представляя, какую телегу председатель колхоза накатает в часть. Подбежав к полю аэродрома, мы поняли, что произошло что-то неладное. Множество незнакомого нам народа носилось туда-сюда. На поле виднелись какие-то вертолеты, которых раньше здесь не было. У поля стоял газик председателя колхоза, милицейские машины из райцентра и черная «Волга» секретаря райкома, которую мы за все время видели только один раз, когда колхозу вручали какое-то переходящее знамя. Напуганные происходящим, мы решили потихоньку обойти поле, чтобы выяснить в ангаре, что происходит, и как раз наткнулись на Семена, местного сторожа. Тот, увидев нас, встал как вкопанный и заорал что есть мочи: - Бл-я-я-я-я! Мужики! Где ж вы были?! Вас сутки весь район ищет!!! Я не люблю вспоминать события, последовавшие за этим днем. Хочу лишь сказать, что в результате все закончилось более-менее благополучно, но самогон, настоянный на куринном помете, с тех пор я больше не пью... kuzya (c) 2002